esseselly
Дайте мне мой кофе и никто не пострадает! Шоколад делают из какао бобов, бобы - это овощи. Врачи советуют есть больше овощей!
Лолита Быстрова, певица и музыкант, выступает в сцене уже несолько лет. Недавно вышёл её второй альбом, но кто она? Давайте познакомимся с ней!

Якопо: Вы несколько лет выступаете в музыкальном мире. В 2007 году успешно опубликовали Ваш первый альбом "Дневник Лолиты", а в 2012 году в июне вышёл Ваш новый музыкальный проект "Солнце Вернётся", но как всё началось? Откуда Вы? Когда поняли, что у Вас талант? Какие были Ваши первые творческие шаги и как Вы вступили в музыкальный мир? Расскажите, пожалуйста, Вашу историю до популярности.

Лолита: Конечно, это началось давно. Еще в детском саду у меня обнаружили отличное чувство ритма и слух. Голос у меня никогда не был академическим, и если бы мне кто-нибудь сказал, что я однажды стану петь - я бы просто посмеялась. В отличие от многих девочек, я никогда не мечтала быть певицей, и тем более - звездой. Но мне нравилась музыка, и хотелось научиться играть на чем-нибудь, что можно всегда носить с собой. Уже в 5-6 лет я заинтересовалась гитарой, но ручки были слишком маленькие, чтобы брать аккорды. У меня совершенно не музыкальная семья, поэтому никому и в голову не пришло отправить меня в музыкальную школу. Мне было 6, когда я сама попросила отдать меня в музыкальную школу, но в последний момент я чего-то испугалась и не пошла. В детстве я была довольно стеснительной, и меня стоило поощрять и подталкивать в самом начале какого-то дела, дальше я уже двигалась самостоятельно, но так как этого никто не делал, я всегда развивалась сама по себе: ненавязчиво писала стихи, так же незаметно училась играть на гитаре. А когда научилась - вместо стихов стали появляться песни. Потом накопилось много песен, и я показала их друзьям. Именно они настояли на том, что с этим материалом нужно создать группу. Так появилась моя первая рок-группа, существовавшая практически на голом энтузиазме музыкантов. Это был настоящий живой коллектив, никакого электронного звука. Странно, но мы даже кое-чего добились с первой группой. Позднее я решила создать для себя (для души) маленький сторонний проект, который неожиданно стал более успешным. Так же, к вопросу о творчестве: еще до создания первой группы я играла в театре, в основном детские, подростковые роли, но театр все же наложил свой отпечаток на мою жизнь. Именно театральный опыт помог понять, что мне следует связать жизнь с каким-либо творчеством, потому что иначе жить я просто не могу, не умею.

Я: Во время первого альбома Ваша группа называлась "Лондон", и связь с Великобританией была очевидна. Откуда эта связь и почему?

Л: Все очень просто. Изначально я создала сольный электронный проект под названием "Шотландия" (эта страна очень много значит для меня) для единственной песни "Гарри Поттер". Я - настоящая поклонница книги Роулинг, и фильмов по книге. Когда я написала эту песню, я поняла что она вышла слишком легкой, и играть ее с моей рок-группой не стоит. Но песня мне очень нравилась, и я решила поэкспериментировать с электронным звуком. В то время я часто сидела на форумах, посвященных Гарри Поттеру, и когда песня была готова, решила подарить ее фанатам поттериады. Разумеется, судьба проекта "Шотландия" представлялась мне туманной. Я сделала сайт-визитку, где выложила песню, и на этом успокоилась. А потом "Гарри Поттера" нашел в интернете саунд-продюсер Николай Лебедев. Когда мы начали сотрудничество с Uplifto, продюсеры попросили меня переименовать проект. Они считали слово "Шотландия" не благозвучным для сцены. В принципе, они были правы, и я согласилась сменить название. Из-за самой песни, ее британской атмосферы, и моей любви к Великобритании, я не могла отделаться от ощущения, что название должно был плотно связано с UK. Это могло быть что угодно, и я долго ломала голову... Но подсказка оказалась в самом тексте песни, в строчке "Привет, милый Лондон". И в ночь накануне дебюта песни "Гарри Поттер" в радио эфире, я придумала название "Лондон". Я сомневалась, конечно, стоит ли брать такое вычурное и громкое имя, но продюсеры с восторгом подхватили эту идею. Так и появился "Лондон". Кстати, в книге "Гарри Поттер" именно из Лондона отходит поезд в Хогвартс (в Шотландию). А так же в Лондоне есть вход в волшебный мир через "Дырявый Котел". Так что, это название связано для меня с переходом в волшебный мир, хотя, признаюсь, я не фанатка самого города Лондон.

Я: Сейчас Вы представляетесь своим именем и фамилией. Как Вы пришли к этому? Вы больше не та в душе, или просто группа другая?

Л: Настоящая группа у меня была только одна, самая первая. Там был полный состав из живых музыкантов. Проект "Шотландия", переименованный в "Лондон", назывался группой по моему настоянию, потому что я в дальнейшем хотела собрать состав. Продюсеры, я помню, настаивали, чтобы я уже тогда называлась просто своим именем - Лолита Быстрова. Они говорили: "сейчас - век личностей, а не групп". Они, опять же, оказались правы! Но я настаивала на том, что хочу потом собрать группу для живых выступлений. Однако полный состав мне так и не понадобился. У меня постоянно играли лишь два гитариста, и для редких акустических выступлений приглашались еще барабанщик и басист. В принципе, я могла вообще не собирать группу - ведь изначально мой проект был электронный. Но это была чисто моя прихоть, потому что я люблю живой звук на концертах. Кстати, я далеко не первая из артистов, кто пришел к тому, чтобы называть свое творчество просто своим именем. Почти все начинают с коллективом, потому что в юности человек себя осознает слабо, еще не знает цену ни себе, ни людям. В дальнейшем, поработав с людьми, и узнав их во всех проявлениях, человек творческий нередко предпочитает начать всё делать самостоятельно. Возможно, еще так он хочет узнать - на что он один способен. Это важный момент развития личности, очень полезный. Если перефразировать известную поговорку: "хочешь сделать все так, как ты хочешь - делай сам".

Я: Каким было Ваше знакомство с популярностью? Она влияет на Вашу жизнь? Если да, то как?

Л: Я не из тех, кто однажды проснулся популярным. Общественный интерес к себе я почувствовала еще в детском садике. В школе тоже не была обделена вниманием. Был театр, потом группа. У меня всегда были поклонники, которым нравилась я, и то, что я делаю. Я считала это частью нормального существования человека. Когда случился "Лондон", я некоторое время довольно болезненно реагировала на резко возросшую аудиторию поклонников. Когда увидела себя впервые по TV, у меня даже случился нервный срыв. Сложно видеть себя на экране, понимая, что это трансляция на миллионную аудиторию. Мне кажется, человеку ни к чему внимание такого масштаба, он вполне уже счастлив, когда его любит человек 10-15, причем это должны быть хорошие люди, а не все, без разбору. Мне кажется, для души качество - лучше, чем количество. Все прекрасно знают, что люди с огромной популярностью обычно не чувствуют себя счастливыми, потому что их любит некая абстрактная толпа от которой неизвестно чего ждать. Обычно такая толпа нужна для получения больших денег. Если человек рассчитывает на деньги - деньги он и получит, а настоящей любви и уважения хороших людей просто не почувствует, потому что любовь толпы весьма неоднозначна. Еще я когда-то зачем-то начала отвечать на письма поклонников (всему виной моя отзывчивость), и из-за этого почти два года безвылазно провела за компьютером. Это ужасно повлияло на мое здоровье.Теперь я стараюсь вообще не сидеть за компьютером, и почти ни с кем не общаюсь онлайн. Очень надеюсь на понимание фанатов.

Я: Ваша музыка вызывает "экстремальные" впечатления. Её или любят, или ненавидят. Как Вы относитесь к этому? У вас много фанатов? А врагов? Почему, как Вы думаете, люди, которые считают себя Вашими врагами, выступают против Вас, и не могут просто пройти мимо?

Л: Если тебе завидуют, значит, ты успешный человек. Значит, ты вообще есть. Есть хорошее выражение: "Чтобы избежать критики - ничего не делай, ничего не говори, будь никем". Я думаю, очень хорошо, когда человек вызывает у окружающих какие-то эмоции, не оставляет равнодушным. С плюсом эти эмоции или с минусом - уже не имеет особого значения. Любовь и ненависть всегда шли рука об руку. Это одинаково сильные эмоции. Я рада, что способна вызывать в людях бурю разных чувств. Причем, я отдаю себе отчет, что делаю это не грязными способами, как сейчас принято на телевидении: чтобы бы поднять рейтинг показывают гнусные вещи, скандалы, преступления, практически порнографию... Люди просто зарабатывают деньги, им все равно - чем это достигается. Я просто пишу и пою песни. В моих текстах нет нецензурных слов, на сцене я не совершаю скандальных выходок, чтобы привлечь внимание, и никому не навязываю свое творчество. Даже второй альбом сделала платным, чтобы его качали лишь те, кому это действительно нужно. У меня довольно много фанатов. Те из них, кто осмелился написать мне лично - а их было действительно много, - являются лишь верхушкой айсберга. Значительно больше людей, которые никогда не пишут звездам, но при этом являются верными поклонниками и благодарными слушателями и покупателями. У меня совсем нет врагов. Ну, может, и есть, но я о них не знаю. Когда-то были несколько антифанатов в интернете, но я знала каждого из них, почти все они вначале были поклонниками, и по личным причинам (неспособность по-мужски принять отказ, например) стали антифанатами. Если они не способны относиться ко мне равнодушно - это любовь, просто со знаком минус. Кстати, как только я ушла в оффлайн, всех так называемых антифанатов для меня просто не стало. В моем реальном мире их не существует. А те, кто мне просто завидуют, разве это враги? Может, эта зависть им вообще пойдет на пользу, заставит их двигаться.

Я: Ваша личность тесно связана с Вашей музыкой. Это влияет на отношения фанатов/врагов к Вам, или к вашей музыке? Если да, то как?

Л: Свой первый альбом я посвятила человеку, которого любила. Это была одна длинная песня о любви. Он знал об этом. Думаю, многие это почувствовали, но ведь каждый находит в песнях то, что нужно ему лично. Большинство моих песен, конечно, написаны о моей личной жизни, но не все. У меня есть песни - фантазии, есть песни - воспоминания прошлого. Есть песни, написанные под впечатлением каких-то моих снов, фильмов, книг, то есть о том, чего не происходило со мной лично, но зацепило меня. Иногда люди задают вопросы по поводу историй в песнях - им интересно - о себе я пою или нет. Бывает, что люди говорят: "эта песня прямо про меня!" Конечно, кому лично посвящены какие-то песни - тем я об этом сказала. Но мне приятно думать, что люди принимают мои песни близко к сердцу. Значит, я способна достучаться до них, смоделировать ситуацию, которая близка кому-то, зацепить самую суть человека.

Я: Переходим к музыкальной сфере. Первый Ваш альбом вышёл в 2007 году, а второй - в 2012 году. Это пять леть перерыва. Почему так долго?

Л: Объяснение очень простое: я подписала контракт на 5 лет. За этот строк я юридически не имела права подписывать любые другие контракты и вообще использовать материал. Поэтому я тихонечко ждала. Ну, и не спеша готовилась к новому альбому. Так что, если договор и был нарушен, то не с моей стороны. Правда к тому времени, как я стала свободной, я, к счастью, уже передумала снова связываться с лейблами и продюсерами. Мне не захотелось повторения печального опыта, а в шоу-бизнесе обычно по-другому не бывает, все одно и то же, просто масштаб разный. Сейчас я чувствую себя замечательно - я сама лично продаю свой альбом, и ни от кого не завишу. Никто не стоит над душой, не лезет в творчество, и не заставляет делать то, чего не хочется. Одним словом - свобода.

Я: Стили двух альбомов очень отличаются друг от друга. Новый альбом "Солнце Вернётся" кажется более мрачным. Вы искусственно нагнетали такую атмосферу, или у Вас сейчас такое состояние? Как Ваши эмоции влияют на музыку и на тексты, когда Вы пишете новую песню?

Л: Я росла на тяжелой музыке и всегда была поклонницей мощных, цепляющих за душу рок-композиций. При всей моей лояльности к самым разным жанрам, я все же осталась фанатом тяжелого звука. К тому же, во втором альбоме я больше уделила внимание различным социальным темам. Это уже не "одна длинная песня о любви". Новый альбом затрагивает разные темы. Мой первый альбом "Дневник Лолиты" (аранжировка) был сделан на танцевальном лейбле, заточенном под легкую диджейскую музыку. Это не могло не сказаться на атмосфере альбома в целом. Изначально весьма тяжелые по смыслу, мрачные и откровенные песни из первого альбома лейбл подал легко и приятно. Даже песня Гарри Поттер, под которую все весело прыгают - это рассказ о печальном расставании и неразделенной любви. Та же история и в остальных песнях. У меня просто нет веселых легких песен. В них может быть только намек на надежду, на что-то хорошее. Что касается второго альбома "Солнце Вернётся": в нем я уже выступала не только в роли композитора, но и саундпродюсера. То есть, буквально объясняла аранжировщику, какая атмосфера нужна песням, и какие инструменты и звуки я хочу слышать в той, или иной композиции. В свою очередь, тексты стали значительно более сдержанными. Откровенность сокращена до минимума. Каждое слово продумано, никаких слэнговых выражений. И никакой экспрессии: ни в голосе, ни в текстах. В отличие от первого альбома, где я страстно исполняла песни в слишком низком для себя диапазоне, форсируя вокал, второй альбом исполнен в удобной для меня высокой тесситуре, и почти равнодушно. Во втором альбоме почти нет интонирования. Я смотрю на проблемы, которые затрагиваю в песнях, со стороны, отношусь к ним легко, и даже слегка смеюсь над ними. Подобное отстраненное исполнение контрастирует с тяжелой атмосферой музыки. Вместе все это создает нужный мне психологический эффект.

Я: В новом альбоме голос звучит по-детски. Почему? Вы не боитесь критики?

Л: С критикой я пока не сталкивалась, зато получила очень много восторженных отзывов по поводу чистого нежного "детского" вокала. На самом деле, на втором альбоме я, наконец-то, запела своим голосом! К сожалению, раньше почти все песни я сочиняла и пела не в своем диапазоне, слишком низко, и это было физически неестественно для моих связок, неудобно. К тому же, я исполняла песни более страстно, с необоснованно агрессивной подачей. Некому и некогда было поработать со мной, чтобы улучшить материал. Саунд-продюсер записывал меня практически с одного дубля, и то, что получалось (а получалось неважно) потом обрабатывали тяжелой компрессией и авто-тюном. Поэтому на первом альбоме я пою буквально "не своим голосом". Публикой даже такой неестественный вокал был воспринят более-менее нормально лишь потому, что почти все поют в среднем диапазоне, он привычен, понятен и обычен. Начиная работу над альбомом "Солнце Вернётся", мы решили создать уникальный продукт. Тембр голоса и манера исполнения - вот, что выделяет исполнителя из миллионов ему подобных. Мы прекрасно знали, на что идем - на сегодняшний день подобного мне исполнителя не существует, но все нестандартное как правило вызывает машинальное отторжение. Однако самое интересное в моем голосе - это данный мне от природы "детский" тембр. Всегда следует использовать только свои сильные стороны. В итоге, мы добились поставленной цели. Часто женщины, и даже юные девушки, пытающиеся петь так же высоко, звучат сипло и натужно, шипят, не извлекая чистый звук, сразу слышно, что их связки на грани срыва. При этом, ни о какой "детскости" не может быть и речи. Конечно, существует академический вокал сопрано, берущий чистые ноты, которые даже я не могу взять, но он весьма однообразен, в нем не найдешь уникального тембрального звучания, все такие исполнительницы обязаны петь стандартно, поэтому они похожи одна на другую.

Я: Ваш второй альбом заметно отличается по звуку от того, что сейчас можно услышать на поп-сцене.

Л: Да, это действительно так. Одной из основных задач, которые мы перед собой ставили, - уйти от современных цифровых стандартов звучания. Поэтому мы весьма ограниченно использовали VST-инструменты при создании альбома. И потом, это вопрос вдохновения, что для любого творческого человека очень важно. Меня, например, не вдохновляют VST‑плагины, и всевозможные программные «обработчики» звука. Все это слишком не индивидуально, и чувствуется за этим всем какая-то Нечеловеческая Вселенная. А вот Akai S3000XL, Mesa/Boogie Triple Rectifier, Поливокс, – это совсем другое дело, эти вещи сами по себе способны заставить человека записать новую песню. Все это оборудование мы активно использовали в работе. К слову о цифровом тюнинге вокала (avto-tune, pitch shifter, и тп.), без которого немыслима современная популярная музыка – в альбоме "Солнце Вернется" для лид-вокала мы его не использовали, и профессиональное ухо, конечно, должно это услышать.

Я: - Два альбома, концерты, проекты... А что будет дальше? Что люди могут ожидать ещё от Вас?

Л: Сейчас я активно пишу книгу (продолжала ее писать и во время создания альбома). Все, что я делаю, - я делаю, конечно, для себя, и для тех, кому это нужно. Что будет дальше - я не знаю, потому что предпочитаю жить сегодняшним днем, а сегодня у меня много разных интересных дел. Это не значит, что я не люблю строить планы на будущее, но, даже если я сегодня решу для себя, что не буду больше заниматься музыкой, я не могу быть уверена в том, что уже завтра мне не захочется сделать что-то еще.... (c)margaritairide.ru/index.php?option=com_content&...

@темы: ©перто, Актуальное, Аняня!!!, Перепост, Трава, Что-то интересное